Прислать новость

У матери отняли сына из-за приставов, арестовавших детские пособия

Из-за ошибки судебных приставов Алёна Попченко осталась без средств к существованию и на время оставила ребёнка в реабилитационном центре, а теперь его женщине не отдают

01.10.2015 11:42

34-летняя Алёна Попченко воспитывает троих детей: 11-летнюю Веронику, 6-летнего Ваню и 2-летнего Данилу. Всё семейство живёт в квартире в здании бывшего общежития в Белгороде. И жизнь этой семьи — каждодневная борьба. Алёна была совсем юной, когда её мать заболела. Диагноз «рак мозга» не оставлял шансов. После смерти супруги отец Алёны женился снова. Девочка попала в сказку. Ту самую, про злую мачеху и падчерицу. Алёну, как только ей исполнилось 18 лет, выгнали. Девушка стала работать. А потом была первая любовь.

 — Вскоре я узнала, что беременна, — вспоминает Алёна. — Парень ответил, что ребёнок ему не нужен, а я решила рожать.

Сначала Алёна с дочкой жила во флигеле без удобств, но потом отсудила у родителей комнату в коммуналке. И тут в жизни женщины возник отец Вани. Но его мать была категорически против этих отношений, и в итоге мужчина семью бросил. Комнатка в коммуналке стала тесной, Алёна продала её и купила побольше, в общежитии. Тут она познакомилась с отцом Данилы. Но и тут не сложилось. В итоге Алёна осталась одна с тремя детьми. Выживает семейство на детские пособия в 12 тысяч рублей. На алименты Алёна подавать не стала, мужчины работают неофициально, по суду с них ничего не взыщешь, а добровольно помогать не хотят.

— Эти 12 тысяч уходят на еду, — говорит женщина. — При этом с меня дерут за нашу так называемую квартиру по 5 тысяч. У меня нет денег платить! Я не понимаю за что? У нас всё разваливается. Я ругалась с нашей УК, но они отмахиваются.

Деньги на ремонт и коммуналку надо заработать, но как, если на руках трое детей? Когда Даниле исполнилось 2 года, Алёна начала искать работу. Старшая дочка в школе, средний сын в саду, оставалось пристроить младшего.

— Я пошла в администрацию просить место в детском саду для Дани. Мне предложили сад в другой части города. Как бы я водила детей в два разных сада через весь город и успевала бы на работу? А ведь их ещё надо забрать. Машины нет, на автобус выделить столько денег я не в состоянии, а пешком добираться нереально, пришлось отказаться, — говорит Алёна. Но этим летом подруга подсказала выход — оказывается, средствами материнского капитала можно заплатить за частный садик.

Вот и решила Алёна отдать Данилу туда, чтобы выйти на работу. Устроив ребёнка и оплатив частный сад на год вперёд средствами капитала, мать ринулась искать работу. Устроилась риэлтором. Вот только до первой зарплаты нужно ещё дожить.

К началу сентября долг за коммуналку достиг 177 тысяч. Сначала отрезали воду в ванной, а потом за дело взялись приставы. Имущества у Алёны — кот наплакал. И 3 сентября приставы по ошибке заморозили банковский счёт, на который перечисляются детские пособия. Стало не на что кормить детей.

В пресс-службе УФССП по Белгородской области рассказали, что приставы отправляют запрос в банк о розыске счетов должника. Банк даёт ответ, но не уточняет, какие деньги на счёте. Приставы накладывают арест. Если это были социальные выплаты, нужно взять в банке расшифровку поступлений и обратиться к приставам, чтобы те вернули деньги.

— Я помчалась к приставам, те признали ошибку, но быстро всё исправить невозможно. А на что мне было эти дни кормить детей? — срывается на крик Алёна. — Мне занимать негде, у всех перезанимала уже. В соцзащите мне помочь не захотели («Ё!» направила туда официальный запрос, чтобы выяснить почему; оперативно комментировать ситуацию там отказались. — Прим. ред.). В будни дети ели в школе и саду, а на выходных что? Холодильник пуст, кошелёк тоже.

4 сентября Алёна отвезла Ваню в реабилитационный центр. Женщине сказали, что ребёнка можно оставить здесь на время. Данила для центра не подходил по возрасту, и его пристроили на выходные в больницу. Женщина была уверена, так младшие накормлены, а с дочкой она на пустой гречке и воде пересидит. Но ситуация ухудшилась.

 — В центре говорят, что вернут сына после того, как опека проверит условия его проживания. А что я покажу? Пустой холодильник? — со слезами продолжает Алёна. —Правительство говорит, что нужно рожать. Но когда я обращаюсь за помощью, мне говорят: «Зачем нарожала?» Уведомление о том, что счёт надо разморозить, приставы передали в банк только 9 сентября, но в банке эту бумажку потеряли. Я хожу туда чуть ли не каждый день, но у них неразбериха. 

В областном социально-реабилитационном центре сообщили, что процедура возврата ребёнка происходит по-разному, и без официального запроса подробнее говорить отказались. Алёна успела обегать все инстанции, обратилась в УМВД, в прокуратуру, к мэру, губернатору и даже в приёмную президента. Но ответов пока не дождалась.

Автор новости:

Анна БЕССОНОВА

Поделиться новостью в соц. сетях

Происшествия

В Воронеже во время работы умер дворник

20:53, вчера
9 3721

Происшествия

В Воронеже у «Политеха» сбили человека

20:17, вчера
5 2683

Новости партнёров

"Молочный Воронеж" впервые обогнал Москву

19:00, вчера
6 633