Прислать новость

В Воронеже семья беженцев с Украины неделю ночевала на железнодорожном вокзале

В поисках приемлемых условий для жизни семья с 5-летней девочкой сначала поехала в Новый Уренгой

04.12.2014 12:04

Вам не приходилось ночевать на вокзале? Перспектива, согласитесь, не из приятных. А теперь представьте, что вы ночуете там целую неделю всей семьёй, с 5-летним ребёнком и багажом, который состоит примерно из двух десятков огромных сумок. Кажется, в страшном сне такое не приснится. Однако именно это и произошло с семьёй украинских беженцев: 35-летней Светланой Костяниковой, её 31-летним мужем Сергеем и дочкой Вероникой.

Отчаявшись получить хоть откуда-нибудь помощь, Светлана позвонила в «МОЁ!». Признаемся, что к рассказу Светланы мы отнеслись скептически, но на вокзал всё-таки отправились.

В зале ожидания вокзала «Воронеж-1» на жёстких креслах разложен мягкий плед, на нём очень по-домашнему лежит маленькая девочка в обнимку с зелёным рюкзаком-крокодилом и тетрадкой. Рядом сидят понурые мужчина и женщина — родители девочки. В сторонке пол уставлен клетчатыми полиэтиленовыми сумками — всё добро, которое Светлане и Сергею удалось в начале августа увезти с собой из посёлка Красный Луч Луганской области, перед тем как его заняли украинские военные.

— Спасибо, что откликнулись, — говорит Светлана, и голос её дрожит. — Вот так здесь мы живём, дочка на креслах спит, а мы с мужем на наших баулах по очереди. Боюсь, что скоро нас выгонят отсюда на улицу, охранники уже который раз спрашивают, надолго ли мы тут. Мы говорим, что постараемся поскорей, а сами понимаем, что идти нам некуда.

Супруги рассказали, что ещё в начале августа им удалось переправиться на территорию России на автобусах, которые снарядили волонтёры. Автобусов было несколько, и места переселения предлагали разные. Света и Сергей выбрали Новый Уренгой — городок в Ямало-Ненецком автономном округе.

— Ещё по советским временам как-то в моей памяти отложилось, что на Севере люди хорошо живут и много зарабатывают, — рассказывает Светлана. — Вот я мужу и предложила поехать на Север. Он согласился.

До Нового Уренгоя автобус ехал шесть дней.

— Уезжали мы летом, а приехали в настоящую зиму, в августе в Новом Уренгое было около нуля, — говорит Светлана. — Так что Север почувствовался сразу. И потом уже мёрзли постоянно. Нас поселили в пункты временного содержания. Постепенно ожидания хорошей жизни улетучились. Чтобы снять там однокомнатную квартиру на месяц, необходимо около 30 тысяч рублей. Муж устроился разнорабочим, зарплаты хватало как раз на оплату съёмной квартиры, но на еду уже ничего не оставалось.

В Новом Уренгое семья прожила до конца ноября, зарегистрировались в местном отделении УФМС, получили временную прописку и документы, свидетельствующие о том, что семья может рассчитывать на временное убежище в России. Но параллельно супруги всё-таки искали работу в других регионах — надеялись перебраться поближе к родным краям.

И вот осенью Сергею предложили работу газосварщика в Воронеже. Супруги это предложение с радостью приняли. Выписались из квартиры, сообщили в УФМС, что нашли работу в другом городе. Им выдали деньги на билеты до Воронежа (один раз беженцы могут получить такое пособие для перемещения из пункта временного размещения до региона, где они смогут найти работу). И отправились в столицу Черноземья.

Однако в Воронеже их ждал неприятный сюрприз...

— Как только мы прибыли в Воронеж, сразу позвонили работодателю. И тут он сообщил, что объект сменился и, если муж хочет получить работу, ему надо ехать в Нижний Новгород, — говорит Светлана. — Оплачивать дорогу работодатель, конечно, не собирался. А у нас осталось только 2 000 рублей. Мы были в панике, что делать — непонятно. Надо было где-то ночевать. Нашли хостел, заплатили по 500 рублей с человека. Думали, найдём как-нибудь выход на следующий день. Но ничего так и не решилось, деньги почти кончились, и нам пришлось ехать на вокзал. Вот уже седьмой день мы здесь.

За неделю Сергей смог устроиться работать грузчиком, в день ему платят 1 000 рублей, но этих денег не хватает даже на еду, не то что на съёмное жильё. Светлана обращалась за помощью в приёмную губернатора области, там её направили в департамент социальной защиты. Чиновники пытались пристроить семью в Дом матери и ребёнка, но там не оказалось мест.

 Чем закончились мытарства семьи беженцев из Украины в Воронеже, читайте в свежем номере газеты "МОЁ!", который появился в продаже 2 декабря.

Поделиться новостью в соц. сетях

Происшествия

В Воронеже во время работы умер дворник

20:53, сегодня
1 763

Происшествия

В Воронеже у «Политеха» сбили человека

20:17, сегодня
2 905

Новости партнёров

"Молочный Воронеж" впервые обогнал Москву

19:00, сегодня
1 291