Прислать новость

«Думала, взяла кредит, а оказалось, дом продала»

Галина Панова была уверена, что взяла кредит под залог жилья, и не подозревала, что останется без собственного дома

13.10.2014 09:21

Историй о долговых ямах, в которые попадают люди, взяв кредит в ненадёжной организации, — сотни. Чтобы выкрутиться, приходится брать новые кредиты. Выплачивать грабительские проценты, продавать имущество. Жительница Черноземья 64-летняя Галина Панова из-за «лёгкого» кредита осталась на улице. 

— Мне потребовалась крупная сумма. Я начала их искать, в банке 500 тысяч мне давать отказались, нашла в газете с объявлениями рекламу фирмы — «Кредит под залог жилья», — вздыхает Галина Степановна. — Риэлторская контора такую услугу предлагала. 25 февраля я позвонила им, а на следующий день уже состоялась сделка. Я предупредила, что такой кредит беру в первый раз и ничего не понимаю. Мне подсунули какую-то бумагу, где я должна поставить подпись, причём это был второй лист договора. Я её подписала. Мне объяснили, что нужно подписать расписку о том, что я получила деньги, но сумма в бумажке почему-то была больше — 2 миллиона, а получила-то я наличными 500 тысяч. Почему я подписала её? Не знаю, всё быстро-быстро. Документы на дом не потребовали. Меня это насторожило, я в прошлом году квартиру обменяла на дом. И тогда с меня требовали огромное количество документов, а здесь сделка за день и без бумаг. Я ещё уточнила, не будет ли потом риэлтор с меня требовать в 4 раза больше по кредиту, но меня убедили, что не будет. Заключала я договор с директором агентства недвижимости. Потом уже узнала, у них нет лицензии на выдачу кредитов.

Деньги женщине, по её словам, дали под 7% годовых на два года, каждый месяц она должна была выплачивать 35 тысяч рублей. Пенсионерка утверждает, что три месяца исправно вносила нужную сумму. 

— Я отдавала деньги наличными директору конторы в руки, — добавила пенсионерка, — у нас всё было на доверии, чеки никакие я не требовала. На четвёртый месяц я поехала в Москву по делам. В это время директор агентства взломала замок на моём заборе, чтобы проникнуть в дом. Там были мои сыновья. Она сказала им, чтобы собирали вещи и уходили, так как она купила дом. Сказала им, чтобы они шли на улицу. Сыновья, конечно, были в недоумении. А когда я узнала, что продала дом, была просто в шоке.

— Моя мать не знает юридических тонкостей, подписала договор, не читая, — говорит сын Галины Степановны Евгений Кононов. — Дом она продавать не собиралась, ей больше негде жить, к тому же в доме живёт мой брат Геннадий. О том, что это не договор займа, а договор купли-продажи, мы узнали, когда риэлтор пришла нас выселять. Я тут же написал заявление о признании матери недееспособной, риэлтор поспешила перепродать дом, и уже на следующий день его владельцем стало третье лицо.

Галина Панова отправилась в суд. Женщина не понимает, каким образом могла быть оформлена сделка, ведь документов о праве собственности она риэлтору не передавала. В качестве доказательства она предъявила суду «зелёнку» на дом, но оказалось, что это ничего не доказывает. В Регистрационной палате объяснили, что при продаже жилья «зелёнка» остаётся у прежнего владельца, а доказательством права собственности является договор купли-продажи и «зелёнка», выданная на имущество последним числом. 

Сейчас семья Пановых судится не только с риэлторами, но и с новыми владельцами дома, которых, кстати, Пановы не видели ни разу. Почему-то хлопочет за имущество, вроде как перепроданное несколько месяцев назад, всё тот же директор риэлторского агентства.

— Риэлтор потом стала с нас просить 850 тысяч рублей, чтобы вернуть дом. Подумайте, если б она его у меня за 2 миллиона купила, стала бы она такое предлагать? Даже и не думала, что в такую историю ввяжусь. 

Галина Панова написала заявление в прокуратуру, его перенаправили в правоохранительные органы, но в возбуждении дела отказали. Состава преступления полиция в действиях риэлторов не обнаружила. Прокуроры проверят законность отказа, но шансов, что результат будет другим, мало. Договор женщина подписала собственноручно. 

— Я сейчас не могу заниматься работой, потому что все время суды, поскорей бы всё закончилось. Мы как на пороховой бочке — живём в доме, а он неизвестно чей. 

Корреспонденты «Житья» связались с директором риэлторской конторы, она рассказала совсем иную историю:

— Галина Степановна со своими сыновьями пытается доказать, что она недееспособна. Таких сейчас много — квартиру продадут, а потом доказывают, что не в своём уме. Мне незачем её обманывать. Мы изначально составляли договор купли-продажи. До подписания договора я ей выдала наличными 2 миллиона, есть расписка. Суд ей отказал в расторжении договора, так как я действовала по закону. 

По имеющимся на руках документам хозяйкой дома сейчас является некая Людмила П. Правда, её контакты нам давать отказались.

— Регистрация дома шла 2 месяца, за это время Галина Степановна не попыталась расторгнуть договор. Когда мы оформляли договор, она мне предоставила все необходимые документы, кроме согласия соседей, но при устном разговоре они были не против. Причём всё было хорошо, пока я не подала заявление, чтобы сыновей Галины Степановны сняли с регистрационного учёта. 

Между тем соседи говорят обратное. Дом разделён на две части, и для продажи одной из них действительно требуется письменное согласие соседей. По словам Виталия Гончарова, проживающего во второй половине, у него разрешения никто не спрашивал. 

— О продаже половины дома я узнал от Евгения 9 сентября, — говорит Виталий Гончаров. — Моего разрешения на продажу никто не спрашивал.

Также риэлтор утверждает, что никаких «выплат по кредиту» она от женщины не получала — мол, чеки покажите. Когда мы напомнили об объявлении в газете о «кредите под залог жилья», риэлтор смутилась:

— Я могу дать любое объявление, уже не помню, что именно и в какую газету давала.
 

Автор новости:

Наталья МОИСЕЕВА

Поделиться новостью в соц. сетях