Прислать новость

Зачем воронежский доброволец, погибший под Донецком, отправился на Украину

47-летний Павел Зябкин дважды служил по контракту в Чеченской Республике, а в середине мая отправился помогать ополченцам Донбасса

08.07.2014 15:50

На минувшей неделе пришла весть о первом погибшем на территории Украины добровольце из Воронежа. Им стал  Павел Зябкин. Корреспонденты «МОЁ!» попытались узнать больше о жизни этого человека от его друзей и родных, а также о том, что толкнуло его отправиться воевать в соседнюю страну. Сделать это оказалось непросто…

Судя по снимкам в Интернете, Павел любил фотографироваться в военном обмундировании. Но это вовсе не говорит о том, что всю жизнь он посвятил армии. Отслужив срочную, Зябкин в конце 1980-х поступил на юридический факультет ВГУ. Кстати, тогда сделать это было так же тяжело, как и сейчас. В начале 90-х выпускник юрфака по распределению попал в прокуратуру Новохопёрского района.

— Паша рассказывал мне о той работе, ничего необычного в ней не было — сплошная бытовуха… — рассказывает знакомый Павла Евгений Киселёв.

Вполне возможно, именно эта районная бытовуха и заела молодого парня. В какой-то момент он сорвался, и за злоупотребление алкоголем из прокуратуры его уволили. Даже друзья до конца не знают, почему после этого Павел вдруг решил кардинально поменять свою жизнь. В 1995 году Павел отправился служить по контракту в Чечню, где провёл почти год.

В сообщениях о гибели донецкие добровольцы назвали Павла воронежским журналистом. Как оказалось, это не ошибка. Именно после первой чеченской войны Павел взялся за перо и начал писать автобиографичные рассказы и повести о войне: «Повесть о трёх пастухах», «Солдаты неудачи» и другие. Некоторые из них публиковались в воронежских газетах. Конечно, это не та литература, за которую дают Букеровскую премию. Но, судя по отзывам в Интернете, на войне талант Павла и умение писать были на вес золота. В повестях и рассказах Павла Зябкина жестокая окопная правда. Реальность, в которой смерть ходит за человеком по пятам, а солдаты далеко не всегда герои и порой по ошибке уничтожают вместо боевиков и мирных жителей…

Павел Зябкин побывал и на второй чеченской кампании — в 2000 году. Сложно ли вернуться к обычной жизни после таких двух поездок? Наверное, да.

— Нет, у Паши не было вьетнамского или афганского синдрома, — уверяет знакомый Павла Евгений. — Он вписывался в мирную жизнь. Мы, например, познакомились в начале нулевых на собрании Воронежского русского военно-исторического общества.

Семейная жизнь у Павла Зябкина, к сожалению, не сложилась. Отношения с супругой прервались. Дочери Павла от этого брака сейчас 17. С работой по возвращении с войны тоже вроде бы было всё порядке — инкассатор, охранник частного охранного предприятия. Но близкие чувствовали, что Павлу чего-то не хватает. Быть может, как раз сражений.

— Многие считали Павла странноватым, не буду скрывать, — говорит председатель Воронежского русского военно-исторического общества Владимир Гагин. — Но я знаю, что он был глубоко верующим человеком. Для себя я его назвал православным воином.

Вполне возможно, именно поэтому, не сказав никому, Павел Зябкин в середине мая уехал добровольцем на Украину. Ночью 26 мая после боя в донецком аэропорту Павел попал в засаду и погиб во время обстрела…

— Хоронила Павла я, — вздыхает бывшая супруга Людмила. — Позвонили из ростовского морга и сказали, что нужно забрать тело. Не спрашивайте меня о нём, я ничего не знаю, ничего…

Автор новости:

Роман ПРЫТКОВ

Поделиться новостью в соц. сетях

$(document).ready(function () { $('.captcha_image').attr('src', $('.captcha_image').attr('src') + 'https://www.moe-online.ru/captcha/default?3Fa3YOSg'); });