Прислать новость

В Донецке нашли записку, оставленную воронежской учительницей во время войны

Украинский писатель из Донецка в старинной книге обнаружил записи, которые сделала жительница Воронежской области более 70 лет назад

24.06.2014 20:01

Листая старые книги, подготовленные для сдачи в макулатуру, писатель из Донецка Александр Федонин обнаружил почти рассыпающийся от времени фолиант с рассказами, датированный 1926 годом выпуска.

— Я уже было хотел отложить старую книгу, но почему-то решил её полистать, — рассказывает украинский писатель Александр Федонин корреспондентам «МОЁ!». — Когда увидел, что последние страницы исписаны, мысленно пожурил за это бывших владельцев книги. Ведь с нас с детства учили, что делать пометки на книгах — это бескультурье. И лишь заметив дату изложения: «12 июня 1942», насторожился…

Записка, написанная на страницах книги, гласила: «Пишу на всякий случай, если со мной что случится. Есть нечего, вещей нет никаких. Очень не хочу, чтобы Лора попала в детдом, поэтому буду стараться выжить.

Моя дочь Прозорова Лариса Ивановна 1934 г. р. 1 января. Я, Прозорова (Левит) Нина Ивановна 1909 г. р., учитель Хохольской средней школы. Муж Прозоров Иван Иванович — на фронте. Мать — Левит Рахиль Яковлевна, умерла от тифа в 1918 г. Отец Левит Иван Семёнович — аптекарь, погиб в Минске в 1918 г. Сестра Левит Роза Ивановна 1903 г. р. осталась в Гродно.

Из-за того что я еврейка, нас не взяли на подводу, а вместо нас погрузили бочки с жидким мылом. Мы едва успели переправиться через Дон. Везде хаос и неразбериха. Не знаю, что делать, — идти дальше или оставаться здесь. Наши родственники в Гродно. Страшно, что будет с Лорой, если со мной что-нибудь случится. При бомбёжке кладу Лору вниз, а сама прикрываю её сверху — уж если попадёт, то чтобы сразу две головы вместе. Снова начинают бомбить. Решила идти дальше. Наверно, переправу не удержат.

Надеюсь на лучшее. 12 июня 1942 г.»

Получив послание от писателя из Донецка, корреспонденты «МОЁ!» отправились в Хохол, чтобы разыскать хоть какую-нибудь информацию об учительнице, которая оставила эту запись в старой книге.

Первым делом мы отправились в среднюю школу в Хохле, упоминавшуюся в записке. Каково же было наше удивление, когда мы узнали, что директором учебного заведения в первые послевоенные годы работал… Иван Иванович Прозоров, упоминавшийся в записке. Стало быть, на войне он выжил и вернулся домой!

Короткая справка о фронтовике нашлась в книге «Люди Хохольского района», написанной местным краеведом Николаем Пегарьковым. Из неё мы узнали, что Иван Иванович Прозоров в 1941 году был призван на фронт, где командовал артиллерийской батареей. После полученных ранений и контузии стал инвалидом II группы. Награждён орденами Великой Отечественной войны I и II степени, Красной звезды и медалями.

Семье фронтовика пришлось не сладко. В июне 1942 года перед фашистской оккупацией Хохла местное население бросилось бежать из родных мест. О том, как проходила эвакуация людей, нам рассказала завуч и учитель истории хохольской средней школы Инга ПОПОВА:

— Немцев в посёлке не было, в июле 1942 года сюда пришли румыны и венгры, воевавшие на стороне фашистов. В районе села Старо-Никольское был концлагерь и свой Бабий Яр. Перед приходом захватчиков местное население разбегалось кто куда. Многие жители спасались от фашистов, уходя по Ростовской трассе на восток. Чтобы на неё попасть, нужно было как раз переправляться через Дон. С большой долей вероятности Нина Прозорова с дочкой шла именно туда.

К сожалению, сейчас невозможно узнать, как женщине с ребёнком удалось убежать от фашистов и где она жила до окончания войны. Известно лишь, что после победы семья Прозоровых воссоединилась. Супруги продолжили работу в школе: Иван Иванович возглавил учебное заведение, а Нина Ивановна обучала детей математике.

— Очень хорошо преподавала, — вспоминает Нина Акиньшина, одна из учениц Нины Прозоровой. — Серьёзная была, доходчиво объясняла всё.

Люди, знавшие Нину и Ивана Прозоровых, рассказали, что мужчина умер в 1971 году, жена пережила его не намного. Предположительно Нина Ивановна умерла в середине 70-х. Последние годы она доживала в Хохле вместе с сестрой.

Нина Акиньшина рассказала, что в семье Прозоровых было две дочери — Лариса (видимо, та самая Лора, упомянутая в военной весточке) и Эмма. Наша собеседница рассказала, что с младшей дочерью Эммой 1938 года рождения она после войны училась в параллельных классах. Женщина даже вспомнила, что Эмма по окончании школы выучилась на фармацевта и уехала в Воронеж. А старшая — Лариса — отправилась жить на север.

Писатель Александр Федонин выдвинул свою версию, почему женщин не взяли на подвод:

— Думаю, что тут могла быть бюрократия. На переправе ведь не одни хохольские были. Там беженцы отовсюду и запоздалые эвакуируемые. Вот чиновники думали об отчёте по числу бочек. Иначе взмылят шею. Это было реально.

Автор новости:

Евгения ГВОЗДЕНКО

Поделиться новостью в соц. сетях