Прислать новость

Вице-премьер правительства ответила на открытое письмо лечащегося от рака воронежца

Антона Буслова возмутило заявление вице-премьера о том, что в России всё в порядке с высокотехнологичной медицинской помощью

04.06.2014 14:31

Событие, случившееся сегодня в жизни одного из самых известных российских блогеров, нашего земляка Антона Буслова, показывает, что граждане всё-таки ещё могут достучаться до руководителей государства. На открытое письмо Антона, в котором он вступился за всех больных, нуждающихся в высокотехнологичной помощи, ответила вице-премьер правительства России Ольга Голодец.

Началось всё с заявления Ольги Голодец в минувшее воскресенье во время осмотра центра педиатрии и детской хирургии в Москве. Вице-премьер заметила, что, по её мнению, российская медицина часто оказывается лучше зарубежной, и предложила начать мониторинг благотворительных фондов, собирающих для россиян средства на оплату лечения на Западе.

«Мы построили свою медицину, мы говорим уверенно, что практически вся высокотехнологичная помощь сегодня может быть оказана в России. Мы знаем, что часто по результатам она оказывается на уровне выше европейского», — сообщила Ольга Голодец.

Заявление вызвало шквал критики. Наиболее популярным в Интернете стал ответ, который написал Ольге Голодец наш земляк Антон Буслов, проходящий сейчас сложнейший курс лечения от рака в США. Напомним, в январе 2011 года врачи обнаружили у Антона лимфому Ходжкина. Это распространенное онкологическое заболевание, которое в 95% случаев излечивается после нескольких курсов химиотерапии. Но так получилось, что в случае с Антоном эта схема дала сбой. В конце 2012 года Антон решился отправиться в США для прохождения экспериментального курса лечения препаратом, который пока не применяется в России. Затем американские врачи пришли к выводу — один из последних шансов для Антона победить смерть — пересадка костного мозга. Донором стала сестра Антона Настя (к слову, Настя — инвалид-колясочник). На сегодня уже можно говорить о том, что трансплантация, которая состоялась в январе, прошла успешно. Однако впереди у Антона ещё очень длинный курс лечения, который потребует его присутствия в США. На всё это нужны деньги, и уже сейчас Антон должен клинике около 380 тысяч долларов.

«Я лечил лимфому в России, в Российском онкологическом научном центре, пока в 2012 году мне не сказали, что вылечить меня не удастся, — написал Антон Ольге Голодец. — Чуть больше двух лет назад меня перевели на метрономную терапию со сроком дожития полтора-два года и отправили домой умирать. Так вышло, что я все же решил попробовать выжить. Тысячи человек скинулись на это дело небольшими деньгами, пресловутые фонды посоветовали клинику (денег на взрослых пациентов, знаете, у них обычно не очень есть)… ну, в общем, немного забавная история там вышла, но меня вылечили в США».

Далее Антон поинтересовался у Ольги Голодец оснащённостью российских больниц современными диагностическими аппаратами. Например, аппаратами для позитронно-эмиссионной томографии, совмещённой с компьютерной томографией. «Но это глупо... я знаю ответы, что называется, наглядно — в сравнении с тем, что есть в Нью-Йорке, — тут же добавил он. — То, что занимает в Москве примерно два месяца, в Нью-Йорке делается за два часа».

Затем наш земляк привёл душераздирающие подробности состояния российских больниц. В Российском онкологическом научном центре из еды в основном дают только капусту, хотя лежащим там больным надо есть как можно больше мяса. Антон рассказал, как супруга его соседа по палате купила электроскороварку и готовила в ней мясные блюда. Когда завотделением увидел прибор, он закричал, чтобы она избавилась от него, иначе он «выкинет и её, и её мужа». При этом в США во всех отделениях есть кухни, открытые для пациентов и родственников во все время. А в палатах есть раскладные кресла, где родные могут поспать.

Также Антон привёл примеры угрожающей жизни людей глупости и несогласованности в российской медицине. В своё время он месяц проходил сложный курс лечения на дому, так как для госпитализации в онкогематологическое отделение требовалось направление из поликлиники. А ходить по врачам в поликлинике у него уже не было сил.
На следующий день после того, как письмо разошлось в сети, Антону позвонила Ольга Голодец.

«Не был в полной мере готов, что ответит. Тем более вот так. Была просто надежда, что прочитает... и что-то подумает... ну, или отписку получу, что "мы все знаем, над всем трудимся". А получилось как-то и правда лично», — написал Антон. Он подчеркнул, что в разговоре с Ольгой Голодец прояснилась ситуация с благотворительными фондами. «Что я хотел услышать и услышал: фонды никто не будет трогать и выставлять козлами отпущения или ещё черте чем, — пишет Антон. — Никаких запретов на лечение наших жителей за границей нет и быть не может. Но там свои спекулянты, и как раз вместе с фондами надо стараться навести порядок и показать, что и как можно бесплатно вылечить в России».

Ольга Голодец признала, что в государственной медицине России всё же есть проблемы и с современной техникой для выскотехнологичных исследований, и со многим другим.

«По доступности нормальных мест для приготовления пищи и прочей пожарно-санитарной суете с пропускными режимами и изъятиями кипятильников и правда можно и нужно поработать и начать работать сейчас», — цитирует ее блогер.

Автор новости:

Роман ПРЫТКОВ

Поделиться новостью в соц. сетях