Народные новости ►
Новости других СМИ
Loading...
Loading...
ЗаписочкиДелимся мыслями, чувствами, настроением
Тот самый шурико
0 284 18 19:58, 03 января

- Милый друг, еще раз скажу, грозна туча над Рассеей. Бед да горя много и просвету нету…Что скажу? Знаю, что все от тебя войны хотят, верно не зная, что ради гибели Божье тяжко наказание, когда ум отымет, тут начало конца. Ты царь, отец народа, не допусти безумным торжествовать и погубить себя и народ…
«великий старец» Григорий Распутин

Комментировать18 Мне это интересно0
Последние комментарии (всего 19)Комментировать
Раскрыть все комментарии (всего 19)
  • Профиль пользователя ['NAME']
    04 января в 13:07
    В полночь с 16 на 17 июля комендант арестантского дома Юровский начал будить царскую семью. Сам Николай, его семья, доктор Боткин и прислуга встали, оделись, умылись, и захватив подушки, примерно в час ночи вышли вслед за Юровским. Шли они со двора через дверь сеней и далее через комнаты первого этажа в подвальное помещение. Это видели охранники (например, Клещев, Дерябин, Стрекотин), которые через окно наблюдали за двором и садом. Впереди шли комендант Юровский и его заместитель или помощник Никулин, за ними – государь с супругой, потом дочери Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, а далее – доктор Боткин, девица Демидова, постельничий Трупп, повар Харитонов.
    Перед этим комендант Юровский сообщил царю, что “на дом особого назначения готовится нападение извне” и поэтому надо спуститься в подвал. Николай нес на руках сына, который в это время заболел и самостоятельно ходить не мог. Они спустились вниз, в подвальное помещение, “не чувствуя совершенно никакой опасности”, как об этом потом (на допросах в контрразведке адмирала Колчака) будут говорить многочисленные свидетели из числа охранников дома особого назначения.

    Теперь приговоренных надо было выстроить, чтобы команде удобнее было в них стрелять. Команда палачей – одиннадцать человек - стояла наизготове с оружием за дверями в соседней комнате. Возможно, Юровский сказал, что сейчас будет произведено фотографирование (царь в последние годы всерьез увлекался фотографией) царской фамилии, чтобы наконец “развеять множащиеся в городе и стране слухи” о таинственном исчезновении бывшего царя и его родных, которыми – надо особо отметить – были полны все оппозиционные российские газеты.

    Подвальная комната дома оказалась совершенно пустой, и царица удивилась – она не привыкла стоять, да и наследник болел и не мог ходить. После этого комендант Янкель Юровский приказал двум охранникам принести три стула, на которых лицом к входной двери и спиной к стене разместились царь, царица и наследник, а остальные члены семьи и слуги стали у них за спиной, так что версия о фотографировании вполне обоснована. К этому времени в подвал дома Ипатьева уже прибыли два члена уральской чрезвычайной следственной комиссии – один из них был местный рабочий Ермаков Петр Захарыч, а другой так и остался неизвестным.

    Многие уверены, что полуграмотного и косноязычного Ермакова, бывшего каторжанина, специально включили в состав расстрельной команды, выполняющей решение большевистского Центра о ликвидации царя – он там, среди расстрельщиков, был ЕДИНСТВЕННЫМ русским.
    Револьверы предусмотрительно заранее были собраны со всей охранной команды дома особого назначения и розданы Юровским по рукам доверенным людям и находились у семи латышей (или немцев?), двух членов уральской ЧК, самого Юровского и его помощника.

    Всего было роздано одиннадцать револьверов. Кроме того, у Юровского был личный маузер, с которым он никогда не расставался. Таким образом, в ту роковую ночь всего в расстрельной комнате (в подвале дома) собралось 22 человека – одиннадцать охранников с оружием (держали его в карманах, как потом почти все свидетели говорили!) и одиннадцать жертв, подлежавших расстрелу, которые до последней минуты не знали, что их ожидает…
  • (гость)
    04 января в 13:14
    ик
  • Профиль пользователя ['NAME']
    04 января в 13:23
    На куске обоев в минуты отчаяния было написано стихотворение, найденное позже в книге, принадлежавшей, по мнению Чемодурова, княгине Ольге:
    Пошли нам, Господи, терпение
    В годину бурных мрачных дней
    Сносить народное гонение
    И пытки наших палачей.
    Дай кротость нам, о Боже правый,
    Злодейство ближнего прощать
    И крест тяжелый и кровавый
    С твоею кротостью встречать.
    И в дни мятежного волненья,
    Когда ограбят нас враги,
    Терпеть позор и оскорбленье,
    Христос Спаситель, помоги!
    Владыка мира, Бог вселенной!
    Благослави молитвой нас
    И дай покой душе смиренной
    В невыносимый страшный час.
    И у преддверия могилы
    Вдохни в уста твоих рабов
    Нечеловеческие силы –
    Молиться кротко за врагов!


    … Когда в подвале наконец все разместились (царь и царица сидели на принесенных охраной стульях, остальные стояли у них за спиной), Юровский нервно повернулся к сидевшему рядом бывшему русскому царю Николаю и тихо, но четко произнес: “Николай Александрович, ваши родственники старались спасти вас, но этого им не пришлось. И мы принуждены вас сами расстрелять”…

    Царь не сразу понял его слова и потому встал и нервно переспросил “что-что?”, но большевик Юровский вместо ответа выхватил пистолет и тут же выстрелил бывшему царю Николаю Второму прямо в грудь (до него было не более полутора метров), а вслед за ним – по ранее достигнутой договоренности - начали палить и остальные члены расстрельной команды, которые в этот момент появились в дверях за спиной коменданта Юровского...

    Кроме царской фамилии в подвале дома Ипатьева были убиты доктор Боткин, служанка и двое слуг. Палить охранникам пришлось довольно долго, потому как девица Вырубова с истеричными криками металась по комнате, и в нее стреляли двадцать два раза! Об этом потом поведали свидетели, которые принимали непосредственное участие в кровавой акции – почему-то именно эту сцену все они хорошо запомнили. К тому же девица и дочери прихватили с собой в подвал маленькие подушечки и, когда началась стрельба, прикрывались ими – часть пуль застревала в пуху.

    Юровский отобрал для расстрельной команды только наганы – вероятно, он хотел, чтобы в процессе акции не было никаких осечек и связанных с этим задержек.
    Однако по своей убойной силе револьверы системы наган явно уступали маузерам (маузер был лишь у одного коменданта), а применять армейские винтовки или карабины Юровский не решился (все детали предстоящей кровавой акции до последней минуты держал в глубокой тайне!) и потому расстрел царской фамилии, вопреки его предварительным расчетам, несколько затянулся…


    21 июля официальное большевистское агентство “Бюро печати” отправило из Москвы в Екатеринбург руководству областного Уральского совета срочную телеграмму № 6153 следующего содержания:
    - “19 ИЮЛЯ. Состоявшемся 18 июля заседании президиума ЦИК советов председатель товарищ Свердлов сообщает полученное прямому проводу срочное сообщение областного уральского совета расстреле бывшего царя Николая Романова точка Последние дни столице красного Урала Екатеринбургу серьезно угрожала опасность приближения чехословацких банд точка То же время был раскрыт новый заговор контрреволюционеров имеющий целью вырвать рук советвласти коронованного палача точка Ввиду всех этих обстоятельств президиум уральского областного совета постановил расстрелять Николая Романова что было приведено в исполнение 16 июля точка Жена сын Николая отправлены надежное место точка Документы раскрытом заговоре посланы Москву специальным курьером точка.”

    17 июля после девяти часов вечера председатель ЦИК товарищ Яков Свердлов имел, однако, у себя на столе в КРЕМЛЕ телеграмму совершенно иного содержания:

    - “Передайте Свердлову что все семейство постигла та же участ что и главу оффициально семия погибнет евакуации”. (Орфография телеграммы сохранена).
    Телеграмма была расшифрована специалистами белой армии много позже – ключевое слово было “Екатеринбург”.
  • Профиль пользователя ['NAME']
    04 января в 13:39
    Да и офицеры генерального штаба (люди отнюдь не глупые, надо полагать), принимавшие участие в поисках трупов бывшего царя и его семьи, почему-то были уверены, что вместо бывшего царя Николая Второго и его фамилии большевики-интернационалисты расстреляли в подвале семью неизвестных местных ГОРОЖАН, СПЕЦИАЛЬНО ПОДОБРАННЫХ, внешне очень похожих на бывшую царскую фамилию. Гуляли также многочисленные слухи, что монашки из местного монастыря, снабжавшие царскую семью и охрану продуктами, не признали в Николае бывшего ГОСУДАРЯ. И батюшка (Сторожев), пришедший с отцом дъяконом служить обедницу в дом Ипатьева, как-то засомневался – он протяжно вздохнул, чем вызвал жгучий интерес у Юровского. И царь Николай, обычно подпевавший во время молитвы, на этот раз словно воды в рот набрал!! И на гимнастерке у него не было привычного Георгиевского креста, с которым он никогда не расставался.

    По приказу Уралсовета царь снял погоны полковника, но вот снять крест категорически отказался! А другой священник после отслуженной молитвы, выйдя на воздух, сказал дъякону что-то типа: «царь Николай, мол, вроде как сильно помолодел!»


    отрывок из книги Максима ГОРЬКОГО (Пешкова) “НЕСВОЕВРЕМЕННЫЕ МЫСЛИ”, 1918 год:
    -…”Наша революция дала простор всем дурным и зверским инстинктам, накопившимся под свинцовой крышей монархии, и в то же время она отбросила от себя все интеллигентные силы, всю духовную энергию. Народные комиссары относятся к России, как к материалу для опыта. Русский народ для них – та лошадь, которой ученые прививают тиф. Вот именно такой жестокий и заранее обреченный на неудачу опыт проводят комиссары над русским народом, не думая о том, что измученная, полуголодная лошадка может издохнуть. Реформаторам из Смольного нет дела до России. Они хладнокровно обрекают ее в жертву своей грезе о мировой революции…”
  • (гость)
    04 января в 13:44
    ик
Раскрыть все комментарии (всего 19)
Оставить комментарий
Ознакомиться с Правилами общения на портале «МОЁ! Online»
ПОСЛЕДНИЕ СООБЩЕНИЯ (Я — репортер)
ЕЩЁ