Народные новости ►
Новости других СМИ
Loading...
Loading...

Почему воронежцы оказываются заложниками домов культурного наследия?

Современный город — система крайне сложная и многогранная. Одной из самых сложных и трудно разрешаемых проблем в его жизни является вопрос архитектурного облика. Одни ратуют за сохранение старинных зданий в девственно-чистом виде, другие считают, что этому «старью» не место на улицах XXI века, ну а третьи просто пользуются спорной ситуацией, используя матушку-историю для достижения своих далеко не альтруистских целей.

08:53, 29 июля 2015 Новости компаний 0 3372

Почему воронежцы оказываются заложниками домов культурного наследия?
Реклама
Читайте также

Без выхода

Есть ещё одна категория людей, для которых небезразлично состояние домов — архитектурных и культурных памятников, — это люди, которым выпало то ли счастье, а то ли несчастье жить в этих домах.

Взять хотя бы так называемый дом Гарденина, находящийся в Воронеже в переулке Фабричный, 12.

Дом купца Потапа Гарденина — самый ранний из сохранившихся жилых домов Воронежа. Дата строительства дома — 1731 год. Во время Великой Отечественной войны здание было серьёзно разрушено, и его восстановление происходило по старым фотографиям, без чертежей, под наблюдением архитектора Г.В. Здебчинского.

Сейчас там проживают 9 семей, которые считают, что стали «заложниками» дома культурного наследия — дом, охраняемый государством, сносить нельзя, а значит, и в программу по переселению из аварийного жилья люди не попали. Но вот квартиры были признаны негодными для проживания ещё пять лет назад («трубы прогнили, батареи не греют, электропроводка не выдерживает нагрузок»). Внешний облик дома в настоящее время город наш совсем не красит, скорее наоборот.

Не так давно чиновники заявляли, что идёт поиск инвесторов, которые расселили бы оставшихся в доме жильцов. По-видимому, инвестор пока не найден, потому что 2 недели назад мэр Воронежа Александр Гусев сообщил, что город может предоставить «гарденинцам» квартиры, но только на периферии. Значит, инвесторы по какой-то причине в очередь за сохранение памятника культурного наследия пока не стали. Почему? Попробуем проанализировать это на судьбе другого многострадального воронежского дома, находящегося на охране государства.

В каком доме чай слаще?

У этого дома несколько названий: «усадьба Быстржинских», «дом, где бывал Лев Толстой», «дом 9/11 на Платонова», «дом, который перепутали».

В СМИ вдруг развернулись яркие дискуссии по поводу того, тот ли дом охраняется государством или писатель был в другом месте?

Экспертиза показала:

«Архитектурно-художественная ценность дома заключается в том, что объёмно-пространственное построение здания, его геометрические фасадные соотношения, декоративно-пластическая обработка фасадной плоскости, выполненные в стиле Ренессанса, свойственные греко-римской архитектуре, редко встречаются на объектах исторической застройки Воронежа. Совершенно очевидно, что дом под № 11 обладает достаточной полнотой форм, имеющих историческую, научную, градостроительную и архитектурно-художественную ценность. Целесообразность дальнейшего изучения и сохранения объекта не вызывает никаких сомнений».

Данное определение говорит о том, что в доме как объекте культурного наследия ценность в первую очередь предоставляет фасад, который, несомненно, нужно было реставрировать. Однако литературное наследие предъявляет совершенно иные претензии к сохранению дома, и борцы за его сохранение стали требовать не только запрета на какие-либо строительные работы рядом с объектом, но и создания в доме музея. На улице Платонова должен был появиться кто-то невероятно богатый и щедрый, расселить жильцов, восстановить дом, взять на себя охранные обязательства и создать музей, возведя обстоятельство визита Льва Толстого к своей племяннице до уровня святыни.

Сносить — нельзя. Жить — невозможно

Дома № 9, 11, как уже было сказано выше, принадлежали ОАО «Работница», и предприятие, неожиданно ставшее обладателем объекта культурного наследия, не готово было взять на себя охранные обязательства. А дом просто рыдал — как фасад, представляющий художественную ценность, так и сам дом, в котором жили люди.

Уже в начале 1995 года главным санитарным врачом Воронежа Н.П. Мамчиком было признано: «Санитарно-техническое состояние жилого здания и внутренних помещений по ул. Платонова неудовлетворительное».

В 1996 году жилой дом, находящийся по адресу: ул. Платнова, 11, — решением комитета по управлению госимуществом Воронежской области был передан в муниципальную собственность г. Воронежа.

Жильцы проводили одно собрание за другим, пытаясь достучаться до властей и требуя снести дом, чтобы иметь возможность получить новое жильё.

«В нашем доме жить нельзя, — выступала В.И. Нижегородцева из кв. 19. — Один туалет на весь дом. Два крана с холодной водой в общем коридоре. Здесь проживают 12 детей, один ребёнок — инвалид 1-й группы. Дети постоянно болеют. Из-за сырости на стенах грибок. О каком памятнике идёт речь, если жизнь людей находится в опасности?»

«Я живу в доме с 1982 года, — рассказывала В.С. Попова из кв. 8. — Старожилы нашего дома (Тройнина М.П., Дорофеева Н. И., Пальцова А. М.) утверждали, что в этом доме был трактир… Весной и осенью в подвале стоит вода, а так как городская канализация выше нашей, при любой аварии к нам в подвал сливаются фекалии».

Но в силу статуса дом сносить было нельзя. И жалобы, и просьбы текли в государственные органы непрерывным потоком. Однако желающих отреставрировать дом и создать людям человеческие условия для проживания не находилось: «Исходя из сложности градостроительного решения этого участка, заявок от инвесторов на участие в торгах права аренды в комитет главного архитектора не поступало» (администрация города Воронежа, комитет главного архитектора от 16.02.2001, № 2-55).

Возникла ситуация, которую мы сейчас наблюдаем в пер. Фабричный: жить нельзя, а людей девать некуда.

И только в 2010 (!) году объекту культурного наследия смогли найти инвестора — участок, на котором расположен памятник архитектуры, перешёл в пользование компаний ОАО «Домостроительный комбинат» и ООО «КомплексТехСтрой». На участке должен был вырасти 17-этажный жилой дом при условии сохранения и реставрации усадьбы и флигеля, а также расселения жильцов.

Поиск компромисса

Можно ли сочетать старинный облик города с новыми домами? Специалисты считают, что можно. Давайте не будем снобами: выдающиеся постройки прошлых эпох не мешают, а помогают формировать архитектурный облик города: так, петербургские архитектурные ансамбли, московское Зарядье не стали застывшими, мёртвыми экспонатами. Памятники продолжают жить, когда ими пользуются люди. Неужели и наш Воронеж не заслуживает достойного места в этом ряду?

«В предыдущих проектах было видно, что памятники архитектуры мешали современным архитекторам, — озвучила своё мнение начальник государственного учреждения «Государственная инспекция охраны историко-культурного наследия Воронежской области» Татьяна Старцева, принимавшая участие в обсуждении проекта строительства нового дома. — В данном случае авторы сохранили понятие городской усадьбы».

Судьба расселения людей тоже была решена положительно. Семь семей, проживающих в доме №9, получили семь новых квартир, 17 семей из дома №11 — 25 новых квартир. Жильцы «усадьбы» и «флигеля» переехали на улицы 45-й Стрелковой дивизии, 25 Января, Лизы Чайкиной и бульвар Победы. Здесь бы и написать лёгким росчерком слово «конец» да посоветовать другим страдальцам, проживающим в разрушающихся объектах культурного наследия, ждать благополучного разрешения ситуации, но до счастливого финала, оказывается, ещё далеко.

А судьи кто?

Внутри усадьба Быстржинских (дом № 11) на 96% находилась в неудовлетворительном состоянии — прогнили деревянные перекрытия, вот-вот могла обрушиться крыша, вываливались деревянные оконные проёмы, а по лестнице ходить стало опасно ещё в те годы, когда в доме проживали люди.

Предметом охраны с сохранением прежнего облика считаются лишь фасады вышеуказанных домов. Но начало реставрационных работ, когда была обрушена прогнившая крыша, было встречено шквалом недовольств и выступлений: «Усадьбу Быстржинских сносят!» Каждое действие строителей сопровождалось стихийными митингами, регулярными вызовами полиции, что замедляло, а то и вовсе останавливало процесс реанимации дома.

Особенно возликовали «активисты», когда по не зависящим от строителей причинам началось разрушение арки, соединяющей дома 9 и 11. Состояние арки по результатам экспертизы оценивалось как неудовлетворительное, ворот к моменту передачи объекта культурного наследия собственнику не наблюдалось. От времени произошло частичное повреждение арки, и её остатки создали угрозу жизни. В целях безопасности арка была разрушена, однако на её месте уже в ближайшее время появится новая, полностью повторяющая свой прототип. Также, по словам строителей, к 1 сентября на арке будут установлены ворота, имитирующие те, что были на въезде в усадьбу в XIX веке. Сам фасад домов 9 и 11 уже отреставрирован.

Но сторонники «старины глубокой» так и не успокоились. Теперь им не даёт покоя многоэтажный дом, который будет возведён за пределами охраняемой территории архитектурного памятника. Мнение архитекторов, специалистов Госинспекции по охране историко-культурного наследия для них звучит неубедительно, они продолжают строчить жалобы, выступать перед телекамерами с навязчивой мыслью о разрушении истории Воронежа.

Весной на участке под строительство был обнаружен некий «культурный слой»: нашли игольницу XVIII века, фаянсовую ручку от комода XIX века, пули начала XX века, монеты и фрагменты скифских сосудов. Если спуститься чуть ниже, по Базарной горе, пройти по Большой Стрелецкой, то после дождя прямо на дороге можно найти и пули, и монеты, и другие предметы старины. Да и история со скифским кувшином вполне вероятна — почему бы ему не быть в коллекции семьи Быстржинских и не разбиться в пылу семейной ссоры? Археологические раскопки вновь остановили строительные работы.

Интересно, польстится ли в Воронеже ещё кто-нибудь из инвесторов на предложение заняться реставрацией очередного объекта культурного наследия, если его ждут новые непримиримые объятия горожан? При непринятии горожанами всего нового памятники архитектуры, которыми мы так гордимся, ожидает полное забвение и разрушение, когда никакие восстановительные работы не помогут.

на правах информационного сотрудничества

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите  Ctrl + Enter


0 КОММЕНТИРОВАТЬ МНЕ ЭТО ИНТЕРЕСНО 1
Вам будет интересно